Ernst & Young оценил ущерб от маркировки напитков в десятки миллиардов рублей

logo

Международная аудиторская компания Ernst & Young оценила возможные последствия маркировки бутилированной воды, соковой продукции и безалкогольных напитков.

О результатах исследования рассказал ассоциативный директор Ernst & Young Максим Никиточкин на конференции «Water Talks! Поговорим о воде», организованной Союзом производителей безалкогольных напитков при поддержке Фонда «Росконгресс».

В своем исследовании Ernst & Young опирался на анализ данных, полученных в системах «СПАРК», Росстат, ФТС, Euromonitor, ВШЭ, а также на информацию, предоставленную типографиями, интеграторами, игроками рынка безалкогольных напитков.

По словам Максима Никиточкина, чтобы понять, с чем конкретно борется маркировка — контрафактом, фальсификатом или теневым оборотом, важно разобраться в терминологии. Контрафакт — продукция, находящаяся в обороте с нарушением прав правообладателя на интеллектуальную собственность, фальсификат — продукция, находящаяся в обороте с неправильно оформленными этикетками, вводящими население в заблуждение о составе и характеристиках продукции, теневой оборот — продукция, производство и реализация которой не учитываются государством.

— Производители будут получать коды от оператора системы без проверок легитимности использования торговых марок, потому что проверка может проводиться только по решению суда при наличии иска от пострадавшей стороны (за исключением редких случаев полного совпадения наименования торговых знаков), — рассказывает Максим Никиточкин. — Также не будут проводиться проверки соблюдения регламентов, ТУ и ГОСТов, и корректность нанесения информации на этикетку. В результате сама по себе маркировка не будет бороться с контрафактом и фальсификатом, наоборот, производители этого вида продукции будут получать коды и легально ее реализовывать. Маркировка будет способствовать учету незаконно произведенной и реализованной продукции и может повлиять на снижение уровня теневого оборота.

Но в настоящее время, по словам Максима Никиточкина, большую работу по сокращению теневого оборота проводит ФНС, с помощью реформы контрольно-кассовой техники. По состоянию на октябрь 2019 года, 92% торговых точек оборудовано облачными кассами.

— По нашим оценкам, оборот пищевой продукции в необорудованных точках составляет от 0,1 до 1,2%, а значит, оборот теневой продукции достаточно ограничен, — подытоживает он.

Ernst & Young обнаружил, что в мире практически нет национальных систем обязательной маркировки пищевых продуктов, аналогичных предполагаемой, при которой все затраты на внедрение несет производитель. Разные подходы к оценке теневого оборота дали практически одинаковый результат — менее 1%. Основную долю операционных затрат на маркировку — более 55% — составит приобретение производителями маркировочных кодов у оператора системы. Остальные виды затрат для отрасли будут составлять примерно от 1 до 3 млрд рублей в год.

— Суммарный финансовый результат от маркировки имеет негативный эффект, потери отрасли безалкогольных напитков оцениваются в десятки миллиардов рублей, — говорит Максим Никиточкин. – Финансовый результат маркировки становится положительным только при уровне теневого оборота выше 16%.

По мнению аналитиков Ernst & Young, бизнес ожидает существенное падение чистой прибыли, государство будет наблюдать снижение фискальных платежей, население — рост цен и некоторое увеличение числа рабочих мест.

Чрезмерное употребление пива вредит вашему здоровью