«Пивной рынок будет мучиться»: что значат для пивоваров проблемы с маркировкой лекарств

logo

В начале-середине октября 2020 года «на гребне второй волны коронавируса» российские аптеки столкнулись с проблемами в продаже лекарств, в том числе, применяемых в лечении COVID-19. По данным аптечных сетей и СМИ, причина — технические сбои в недавно запущенной системе маркировки лекарств.

Бизнес-объединения аптек, фармпроизводителей и дистрибьюторов написали письмо премьер-министру Михаилу Мишустину, утверждая, что «из-за сбоев практически встала вся цепь поставок», а «информационная система мониторинга лекарств катастрофически неработоспособна».

Оператор системы маркировки — ЦРПТ — уверял: «Сбои — единичные случаи, связанные с нарушением целостности данных». Однако 24 октября министр промышленности и торговли Денис Мантуров объявил, что система временно переводится в уведомительный режим, что позволит российским дистрибьюторам продавать лекарства без подтверждения маркировки.

«Там аптечный ЕГАИС, там то же, что у нас»

Президент Владимир Путин поручил разработать и внедрить систему «мониторинга движения лекарственных препаратов от производителя до конечного потребителя с использованием маркировки (кодификации) и идентификации упаковок лекарственных средств» в 2015 году. Цели назывались исключительно благие — борьба с фальсификацией препаратов и контрафактными поставками, нарушениями при продаже «учётных» препаратов, превышением цен на жизненно-важные лекарства и т. д. Бизнесу обещали снижение издержек и уменьшение упущенной выгоды за счёт устранения контрафакта.

Оператором маркировки назначили Центр развития перспективных технологий (ЦРПТ). Маркировка, получившая название «Честный знак», представляет собой штрихкод Data Matrix, в котором зашифрованы данные от производителя и оператора. Код выдаётся не бесплатно: цена его — 50 копеек без НДС.

Производители наносят код на упаковку, дистрибьюторы фиксируют по нему перемещение товаров, а аптеки регистрируют продажу через онлайн-кассу (если препарат не продают, а используют в больнице или выдают бесплатно льготникам, используется регистратор выбытия).

До конца 2019 года проходил эксперимент по маркировке, и планировалось, что с 1 января 2020-го она станет обязательной. Но в последний момент было решено отложить старт ещё на полгода. Затем началась пандемия. Ассоциация российских фармацевтических производителей обращалась в Госдуму с просьбой отложить обязательную маркировку. Производители лекарств ссылались на то, что для запуска маркировки нужно доработать и протестировать оборудование. Оно зарубежное, но специалисты от производителей оборудования не могут приехать в Россию для помощи в наладке, а российские — не могут выехать за рубеж для обучения и приёмки новой техники.

Однако в июне министр здравоохранения Михаил Мурашко заявил, что отсрочки не будет. «Наши новые медицинские знания укрепят в том числе безопасность медицинской помощи и появятся новые данные о применении лекарственных препаратов», — заявил министр.

Проверка пандемией

С 1 июля 2020 года маркировка лекарств стала обязательной. Оптовики и аптеки могут допродавать остатки немаркированных лекарств, но производители должны выпускать уже только маркированную продукцию. При этом, в отличие от маркировки сигарет, духов, обуви, маркировка лекарств носит не уведомительный характер, а разрешительный. Для фиксации перемещений нужно, чтобы передающий препараты участник внёс сведения в систему, а принимающий — подтвердил в системе их достоверность (или наоборот). В Минпромторге поясняют это высокой социальной значимостью лекарств.

О проблемах в аптеках СМИ начали писать в середине октября: сообщалось, что из продажи пропали не только якобы помогающие при COVID-19 лекарства, но и многие другие препараты. Причины называли разные: ажиотажные закупки населения, особенности регулирования рынка лекарственных препаратов и цен на них, а также сбои в системе маркировки. По сообщению издания «Открытые медиа», на закрытом совещании рабочей группы при Росздравнадзоре представитель ЦРПТ подтвердил, что 30 сентября в системе мониторинга движения препаратов произошёл сбой, были утеряны загруженные данные, из которых удалось восстановить только треть. Однако в Минпромторге заявили, что проблемы со считыванием носят частный характер. «По данным единого оператора, сегодня не существует серьёзных проблем со внедрением, что показывает динамика обращения маркированной продукции на рынке», — ответила пресс-служба ведомства.

24 октября министр промышленности и торговли Денис Мантуров выступил с заявлением, в котором признал, что готовность производителей лекарств к маркировке «крайне высокая», а вот оптовики и аптеки отстают. Доля маркированных препаратов на рынке сейчас — около 10-15%. При этом в системе маркировки было зафиксировано всего два сбоя, которые оператор устранил в течение суток. Поэтому решено было временно перевести систему в уведомительный режим работы, чтобы участники оборота могли ставить товар на баланс и пускать в продажу, не дожидаясь подтверждения поставщика. Позднее появилось уточнение, что этот режим продлится до 1 января 2021 года.

В ЦРПТ ещё одной проблемой назвали то, что некоторые аптеки по собственной инициативе реализовали нерегламентированную проверку подтверждения кодов маркировки в системе в момент совершения продажи, что могло привести к задержкам непосредственно при отпуске препаратов покупателю. ЦРПТ утверждает, что ведёт активную работу с аптеками и поставщиками решений для касс с целью снятия этих проверок, а Росздравнадзор разослал аптекам соответствующие методические рекомендации.

Пивному рынку — приготовиться

Как поясняет редактор сайта «Провизор.ру» Александр Вандышев, на фармацевтическом рынке существуют два сектора — государственные закупки и открытый потребительский рынок, и первоначально маркировка вводилась якобы для контроля именно сектора госзакупок дорогостоящих лекарств, но в итоге под неё попали все. При этом введение маркировки было непродуманным.

— Никто не спрашивал участников рынка, и произошло то, чего и следовало ожидать — мы фактически остановились, если не на 100 процентов, то процентов 80. Надеюсь, что правительство это чему-то научит, и они будут аккуратнее подходить к другим отраслям.

— У нас нет мощной профессиональной общественности, к которой бы прислушивались, поэтому мы всё это пропустили. Если предприниматели пивного рынка смогут объединиться, забыв про разногласия и конкуренцию, — будет хорошо, нет — будут мучиться. И, конечно, уйдут с рынка мелкие игроки, которые не смогут купить коды, сканеры и всё это освоить. Для отрасли в целом это будет плохо.

Рынок лекарственных препаратов очень специфический, подчёркивает Александр Вандышев, и проводить параллели между ним и пивным рынком нельзя. Например, если один сорт пива можно заменить другим, то с лекарствами такие замены не всегда возможны, и если на препарате с нужной дозировкой маркировка не читается, или происходит сбой — продать его нельзя. Однако проблемы с маркировкой испытывают рынки и табака, и парфюмерии, и обуви. 

— Пивной рынок просто может стать следующим — и нам хотя бы не будет обидно, — иронизирует Вандышев.

Год без водки

История внедрения информационных систем, затрагивающих алкогольный и смежные рынки, показывает, что ни один этап «цифровизации» не обходился без проблем — были и небольшие сбои, парализующие рынок на несколько часов, и масштабные коллапсы. Пожалуй, каждый российский потребитель хоть раз уходил из магазина без покупки — то не «пробивается» марка на бутылке, то вообще не работает касса, и магазин не может ничего продать.

Самым глобальным был кризис 2006 года, связанный с внедрением ЕГАИС. Предпосылкой её стала работавшая с 1 января 2004 года Единая система учёта движения алкогольной продукции, действовавшая в каждом регионе отдельно. С 2006 года планировалось свести всё в единую систему. С 1 января 2006 года все производители алкоголя в стране были обязаны установить у себя устройства для нанесения штрихкодов на федеральные специальные марки. С 1 июля 2006 года любая поставка алкогольной продукции должна была сопровождаться отправкой электронной накладной. С 1 февраля 2007 года должны были заработать в автоматическом режиме счетчики измерения концентрации и объема этилового спирта.

Но на практике всё оказалось не так гладко: закон приняли только в конце декабря 2005 года, а подзаконные акты появились лишь в 2006 году, когда система уже должна была работать в боевом режиме. Производителям пришлось закупить оборудование (по тогдашним ценам — 500 тыс. рублей на каждый завод), но при запуске его в работу начинались сбои. Не было и самих марок нового образца.

Фактически весь январь и половину февраля заводы стояли: работали только те, кто производил водку на экспорт. В магазинах допродавали остатки. К весне производители частично восстановили работу, но новый коллапс случился 1 июля, когда стало необходимо фиксировать в ЕГАИС оборот. Остановились оптовые поставки: накладные терялись в системе, а в номенклатурный справочник ЕГАИС попали лишь около 15% участников рынка (тому, кого в справочнике нет, отгрузить продукцию было нельзя). На несколько недель полностью пропал из продажи импортный алкоголь: продавать продукцию со старыми марками было нельзя, а наклеить новые не успели.

Правительство и ФНС начали оперативно выпускать постановления, письма и приказы, затыкающие дыры в системе и регламентирующие «ручной» режим работы автоматизированной системы, а дальнейшее её внедрение постоянно откладывалось.

Потери алкогольного рынка по итогам 2006 года оцениваются в 2,5 млрд долларов. Производство водки сократилось на 9,6%, производство спирта — на 29,5%. Импорт алкоголя с апреля по июль 2006 года сократился на 87%.

«Задело» и рынок спиртосодержащей парфюмерии и бытовой химии: их с 1 июля 2006 года также подключили к ЕГАИС. Несколько месяцев производители и поставщики продержались на складских запасах, однако потом поставки прервались. Недополученная прибыль парфюмерно-косметического рынка составила около 500 млрд долларов.

Создателя ЕГАИС, подконтрольное Федеральной службе безопасности ФГУП НТЦ «Атлас», в 2007 году отстранили и передали систему ФГУП ГНИВЦ, подконтрольному налоговой службе. В январе 2009 года было организовано Росалкогольрегулирование. «Мы создали систему, которая почти не работает. Она почти ничего не дает, и это повод призадуматься», — заявил президент Дмитрий Медведев о ЕГАИС в мае 2009 года.

Заморозки и бури на Меркурии

Через несколько лет развёртывание ЕГАИС продолжили, и здесь не обошлось без сбоев, хотя и не таких масштабных, как в 2006-м. С 1 января 2016 года ЕГАИС стала обязательной для фиксации закупок пива. 21-22 января о сбоях в системе сообщили компании по всей стране. Производители не могли зарегистрировать отгрузку, а торговые сети, не видя накладные в системе, не могли принять поставку. При этом розница не хотела брать на себя ответственность за хранение не принятой ими в ЕГАИС продукции.

Простои транспорта на приёмке и возвраты на склад производителя в морозную погоду привели к замораживанию пива. По подсчётам «Балтики», только за первый час простоя потери составляют 10% от стоимости отгрузки, и каждый следующий час обходится всё дороже. В целом потери участников рынка от этого «заморозка» подсчитать сложно: это испорченная продукция, штрафы со стороны торговых сетей, оплата сверхурочной работы и другие расходы. При этом в РАР сбои отрицали: по мнению службы, закон даёт три дня на фиксацию заявки, а значит, технически нарушений с их стороны нет, к тому же о продлённом сроке просили сами участники рынка.

Только рынок успел адаптироваться к ЕГАИС и наладить системы учёта, пришлось всё заново дорабатывать для внедрения новой системы — онлайн-касс. Их запуск с 1 июля 2017 года тоже не обошёлся без проблем. Серьёзный сбой произошёл 20 декабря 2017 года: первыми проблему заметили на Дальнем Востоке, а потом и по всей стране. Перестали работать фискальные регистраторы одного из производителей. Когда сбой дошёл до Москвы, ФНС выступила с разъяснением, что штрафов за продажу без ККТ не будет, нужно только сформировать после восстановления работы чек коррекции с неучтённой суммой.

На следующий день производитель касс устранил ошибку, но ущерб в масштабе рынка оказался значительным. По подсчётам АКИТ, с проблемами столкнулись порядка 9% российской розницы. Оборот сократился на 10 млрд рублей, недополученная прибыль составила 2,5 млрд. А так как фиксации продаж в ЕГАИС интегрированы с онлайн-кассами, на время сбоя алкоголь «выпал» из системы.

Часто наблюдаются и сбои в системе ветконтроля «Меркурий», фиксирующей передвижение продукции животного происхождения. Систему, введённую с 1 июля 2018 года, уже в августе того года адресно атаковали хакеры (так объяснил ситуацию Роспотребнадзор). В 2020 году система уходила в аварийный режим дважды: не отображались сведения о сертификатах, что приводило к остановке поставок, так как «Меркурий» тоже имеет разрешительный характер, и без фиксации в системе отгрузить и принять продукцию нельзя. Для скоропортящейся продукции задержка может быть критичной.

Россельхознадзор рекомендует на время аварийного режима фиксировать всё на бумажных носителях, а при восстановлении доступа переводить в электронный вид, но на практике, отмечают производители мясомолочной продукции, в нормативных актах такой порядок работы не прописан, и торговые сети не принимают поставки без «Меркурия».

Система систем

С инициативой распространить маркировку «Честный знак» на алкогольный рынок, начав при этом с пива, в сентябре выступил Денис Мантуров. Путин поручил правительству до 1 апреля 2021 года обеспечить проведение экспериментов по маркировке пива, слабоалкогольных напитков и питьевой воды и с учётом их результатов принять решение о введении маркировки.

Пока законодательная база для маркировки пива не определена, и речь идёт лишь о подготовке к проведению эксперимента. Сейчас нельзя сказать, по какой схеме будет реализован оборот маркированного пива, и будет ли требоваться на каждом этапе ожидание подтверждения системы. Непонятно и то, как будет сопрягаться маркировка со столь тяжело внедрённой ЕГАИС (в которую только планируется интегрировать фиксацию розничных продаж пива).

Как рассказал в ходе вебинара с участниками рынка руководитель товарной группы «Пиво и пивные напитки» системы «Честный знак» Николай Гладков, пока вопрос сопряжения ЕГАИС и маркировки только прорабатывается. (При этом, добавил он, эксперимент с кегами, проходящий в Татарстане — это другое.)

— Видимо, будет этап сосуществования. У каждой из систем есть свои слабые и сильные стороны, и терять накопленный багаж не имеет смысла. Мы постараемся минимизировать дублирование операций. Как показала практика с молоком, где есть система ВЕТИС, это возможно и в целом работает. Любые две системы можно научить обмениваться данными в автоматическом режиме. Для этого и проводится эксперимент, — сказал Николай Гладков.

Эксперимент может начаться в апреле 2021 года и занять год, и потом ещё год будет идти подготовка к массовому развёртыванию системы — обязательной маркировка пива может стать в 2023 году. Примерно по такой схеме шла маркировка других товаров.

Меж тем на табачном рынке, где «Честный знак» внедрили в дополнение к давно существующим бумажным акцизным маркам, сохраняется контрафакт. По данным «Эвотора», не менее 7% несетевых магазинов продают нелегальную продукцию — это контрабанда из Белоруссии и Казахстана, а также контрафактные российские сигареты марок, которые официально больше не производятся. И если внутренние ИТ-системы крупных сетей при приёмке товара проверяют продукцию, то в малой рознице код Data Matrix могут вообще не сканировать, либо не замечать, что код поддельный и просто скопирован с оригинального товара. Заместитель гендиректора ЦРПТ Реваз Юсупов подчеркнул, что система маркировки носит уведомительный характер, и если поддельный код сканируется, это не ограничивает продажу, но система фиксирует этот факт и передаёт информацию в надзорные органы.

Лекарства — это товар, спрос на который практически не эластичен. Их купят по любой цене: с лекарствами люди сталкиваются реже, чем с товарами повседневного спроса, поэтому не знают справедливого уровня цен на тот или иной препарат (разве что если речь идёт о хронически больных, годами приобретающих одни и те же лекарства — но они от их покупки точно не откажутся и не пойдут искать контрафактный товар). Если лекарства в аптеке нет, потребитель не откажется от его покупки, а пойдёт в другую аптеку, обратится в справочную или сделает онлайн-заказ. С пивом и алкогольными напитками в целом ситуация другая. Потребители знают, сколько они обычно стоят, и могут отреагировать на подорожание привычных напитков, либо невозможность купить их из-за вызванных маркировкой перебоев в поставках самым очевидным образом — покупкой контрафактной и суррогатной продукции. А её купить до сих пор не проблема.

Чрезмерное употребление пива вредит вашему здоровью