Рестораторы предупредили, что вместо нормальных баров с кухней в Петербурге будут появляться новые «наливайки»

logo

В Санкт-Петербурге приняли поправки в закон «Об обороте алкогольной и спиртосодержащей продукции». Депутаты увеличили минимальную площадь зала обслуживания, в котором заведения общепита могут продавать алкоголь, до 50 кв. м. Закон вступит в силу с 1 января 2021 года.

Опрошенные «РБК Петербург» эксперты не видят никакого смысла в принятии подобных ограничений. Они считают, что цель их — борьба с недобросовестными наливайками — достигнута не будет.

— У части горожан и туристов есть потребность в авторских барах. Надо признать, что не все туристы едут в Петербург ради Эрмитажа и Мариинского театра. Кто-то едет просто отдохнуть от своих серых унылых городов, посмотреть белые ночи, посидеть в баре, выпить коктейли. В этом нет ничего предосудительного, — говорит совладелец группы SkyRest («Бутерbrodbsky bar», «МыЖеНаТы») Александр Затуливетров. — Поэтому мне не понятно, в чём мотив властей запретить такие бары. Закон в первую очередь был направлен на то, чтобы магазины не открывали внутри себя бары и не торговали ночью. Но они прекрасно обойдут этот закон, увеличив свою площадь до 51 метра. А бары, которые стали частью культуры Петербурга, не смогут работать. Это утопия. Так мы придём к тому, что в результате через два года у нас останутся армейские столовые, в которых можно получать талоны на питание.

По мнению Затуливетрова, вместо запрета заведений можно было бы хотя бы предложить перенести маленькие бары в один кластер.

— Я уже пять лет ратую за то, чтобы город передал бизнесу никому не нужное пространство Апраксина двора под бары, клубы и рестораны. Это был бы лучший в стране (а, может быть, и в Европе) кластер.

Владелец бара «Ясли» Александр Зарайский предупреждает, что эффект от закона будет обратным тому, чего хотели добиться власти: небольшие кафе и бары с авторской кухней будут уступать место новым «наливайкам».

— Теперь владельцу нормального маленького бара с кухней придётся увеличивать площадь зала обслуживания посетителей. Сделать это можно как раз за счёт кухни. Таким образом, вместо заведения, где можно было поесть, а заодно и выпить, появится место исключительно для продажи алкоголя — та самая «наливайка». Это, конечно, при условии, что владелец бара вообще захочет продолжать вести хоть какой-то бизнес там, где законодатели постоянно создают сложности. Если власть действительно хочет бороться с «наливайками», им стоит тщательнее проработать этот вопрос, пригласить для обсуждения представителей ресторанного бизнеса.

Он подчёркивает, что решить проблему с «наливайками» можно уже существующими законами, если бы контролировалось их соблюдение.

— Ведь, например, множество «наливаек» осуществляют торговлю алкоголем в соответствии с лицензией для объекта общественного питания, но при этом даже не имеют туалетов, хотя их должно быть, как минимум, два — для посетителей и персонала.

Социолог, профессор Высшей школы экономики в Санкт-Петербурге Даниил Александров напоминает, что бары несут важную социальную функцию — там люди общаются друг с другом.

—Для социальной функции бары 50 метров и меньше лучше, чем крупные заведения! Ведь в них вы должны стоять рядом с соседом и с ним разговаривать. В целом, чем плотнее организовано пространство, в котором люди должны толкаться, тем им приятнее взаимодействовать. Речь идёт не об утренних поездках в метро, а о толкучке с вашими потенциальными знакомыми.

— Проблема России, в частности Петербурга, в том, что наши бары не являются местными. Это не то место, куда ходят местные жители, чтобы посидеть и о чём-то «потереть» друг с другом. Люди приезжают, куда им нравится — с Петроградской стороны на улицу Жуковского. Поскольку бары не являются социальной жизнью отдельного квартала, у местных жителей нет контакта ни с владельцами бара, ни с теми, кто этот бар посещает. Отсюда все конфликты, — продолжает социолог. — Другая проблема связана с тем, что наше общество расколото по сложным классово-сословным группам. Депутаты не ходят в те бары, куда ходит молодёжь. Отсюда у нас катастрофическое непонимание между властью, горожанами, у которых есть деньги посещать обычные бары и местными жителями, у которых может быть вообще нет денег и их раздражают бары с их ценами и люди, которые там тусуются.

Меж тем партнер Borenius Russia Арина Довженко отмечает, что законодательство даёт возможности для обхода ограничений. Она обращает внимание на то, что федеральный закон не определяет, какие конкретно документы относятся к «инвентаризационным и правоустанавливающим», на основании которых определяется площадь зала обслуживания посетителей.

— В этой связи интересна интерпретация в сфере налогового законодательства: в целях главы 26.3 НК РФ к инвентаризационным и правоустанавливающим документам относятся любые имеющиеся у организации или ИП документы на объект недвижимости, содержащие необходимую информацию о назначении, конструктивных особенностях и планировке помещений такого объекта, а также информацию, подтверждающую право пользования данным объектом (договор купли-продажи нежилого помещения, технический паспорт на нежилое помещение, планы, схемы, экспликации, договор аренды (субаренды) нежилого помещения или его части (частей), разрешение на право обслуживания посетителей на открытой площадке и др). В этой связи нельзя полностью исключить возможность обхода ограничений путем, например, приобретения прав на помещение большой площади (соответствующей требованию законодательства Петербурга) с последующей сдачей в субаренду ее части, — говорит юрист.